Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
все, что хотя у разных народов и различно, но направля­
ется к одной и той же цели земного мира, если только
не препятствует религии, которая учит почитанию единого
высочайшего и истинного Бога. Пользуется, таким образом,
и небесный град в этом земном странствовании своим
миром земных, и в предметах, относящихся к смертной
человеческой природе, насколько это совместимо с бла­
гочестием и религией, сохраняет и поддерживает единство
образа человеческих мыслей и желаний и направляет этот
земной мир к миру небесному. Последний же мир такого
свойства, что единственно должен считаться и называться
миром разумной твари. Это — самое упорядоченное и
самое единодушное общение в наслаждении Богом и
взаимно — в Боге. Когда этот мир наступит, будет жизнь
не смертная, а непосредственно и несомненно живая; и
тело не душевное, которое, пока тленно, отягощает душу,
а духовное, без ощущения неудовлетворенности в чем-либо,
во всех отношениях подчиненное воле. Пока странствует,
он имеет этот мир в вере и по этой вере живет праведно,
когда направляет к достижению оного мира все доброе,
что совершает для Бога и ближнего, так как жизнь града,
во всяком случае, есть жизнь общественная.
Глава XVIII
А что касается той особенности в воззрениях, которую
Варрон заимствовал у новых академиков, считающих все
недостоверным, то град Божий решительно отклоняет от
себя такое сомнение, как безумие; ибо имеет о доступных
пониманию и разуму предметах познание хотя и малое,
по причине отягощающего душу тленного тела (ибо, как
говорит апостол, "мы отчасти знаем" (I Кор. XIII, 9)),
но достовернейшее; и чувствам, которыми пользуется душа
через посредство тела, при очевидности какой-либо вещи
верит; так как более жалким образом обманывается тот,
кто полагает, что им никогда не следует верить. Верит
он и священным Писаниям, древним и новым, которые
мы называем каноническими: ими воспиталась сама вера,
352