Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
показывают с достаточной ясностью, насколько они любят
мир, соединяющий взаимно душу и тело. Но поскольку
человеку присуща разумная душа, то все то, что имеет
общего с животными, он подчиняет миру разумной души,
чтобы то или другое обсудить умом и соответственно этому
что-либо сделать, чтобы было у него унорядоченное сог­
ласие суждения и действия, которое мы назвали миром
души разумной. Желать, чтобы его не беспокоили болезнен­
ные ощущения, не волновали потребности, не разрушала
смерть он должен для того, чтобы узнать что-либо полезное
и соответственно этому познанию устроить свою жизнь и
нравы.
А чтобы в самом стремлении к познанию не впасть
по причине слабости человеческого ума в какое-либо
гибельное заблуждение, он нуждается в божественном
наставлении, которому с уверенностью мог бы следовать,
и в божественной помощи, с которою свободно мог бы
сообразовываться. И так как он, пока находится в этом
смертном теле, странствует вдали от Господа, то ходит
верою, а не видением (II Кор. V, 7); а потому всякий
мир, тела ли, или души, или вместе тела и души, направ­
ляет к тому миру, который установился у человека смер­
тного с Богом бессмертным, чтобы быть в упорядоченном
повиновении Ему в вере под вечным законом. А так как
наставитель-Бог учит двум главным заповедям: любви к
Богу и любви к ближнему, то в этих двух заповедях
человек находит три предмета для своей любви: Бога, себя
самого и ближнего; и тот, кто любит Бога, не заблуждается
в любви и к самому себе; естественно также, что он
заботится, чтобы и ближний любил Бога, — ближний,
которого повелевается ему любить как самого себя. Такого
рода заботы его о жене, детях, о домашних, обо всех
людях, кого могут касаться; и такого же рода забот о
самом себе желает он от других, если встречает в таких
заботах нужду.
Таким путем он будет в примирении, насколько это
от него зависит, со всяким человеком и с миром чело­
веческим, т. е . упорядоченным согласием; порядок же этот
заключается, во-первых, в том, чтобы никому не вредить,
346