Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/338"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Богу, плод ваш есть святость, а конец — жизнь вечная"
(Рим. VI, 22).
Но с другой стороны, так как те, которые мало знакомы
со священным Писанием могут под вечной жизнью разу­
меть и жизнь злую, или по причине, как полагают и
некоторые философы, бессмертия души, или по причине,
как тому веруем и мы, бесконечности 'наказаний для
нечестивых, которые, само собой разумеется, не могли бы
мучиться вечно, если бы не жили также вечно; то конец
этого града, в котором он будет иметь высочайшее благо,
следует называть или миром в жизни вечной, или жизнью
вечной в мире, чтобы легче можно было отличать его от
всего другого. Ибо благо мира так велико, что даже в
условиях жизни земной и смертной обыкновенно ни о
чем с большим удовольствием не слушают, ничего сердеч­
нее не желают, да и ничего, наконец, лучшего найти не
могут. Если мы решимся поговорить о нем несколько
долее, то не наскучим, как я полагаю, своим читателям,
как по причине конца этого града, о котором у нас речь,
так и по причине самой приятности мира, который любезен
всем.
Глава XII
Кто вместе со мною окинет беглым взглядом дела
человеческие и природу вообще, признает, что как нет
никого, кто отказался бы от радости, так нет никого, кто
не захотел бы иметь мир. Те самые, которые желают войн,
ничего другого не желают, кроме победы; желают, следо­
вательно, достигнуть посредством войны славного мира.
Ведь что такое победа, как не покорение сопротивля­
ющихся. Когда это совершится, наступит мир. Итак, с
целью мира ведутся и войны, даже теми, кто старается
посредством господствования войн упражнять воинскую
доблесть. Отсюда ясно, что мир есть желательный конец
войны. Ведя войну, всякий добивается мира; но никто,
заключая мир, не добивается войны. Ибо и те, которые
хотят нарушить мир, в котором находятся, не питают
ненависти к миру, а желают изменить его по своему
338