Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
будет возможно то, чтобы нам не была горькою смерть
того, чья жизнь была сладкой?
Оттого-то и сетование, как бы своего рода рана или
вред в человеческом сердце, для излечения которой при­
меняются соответствующие утешения. То не доказательство
отсутствия раны, что она излечивается, потому что чем
лучше душа, тем она скорее и легче излечивается. Итак,
хотя жизнь смертных иногда легче, а иногда сильнее
расстраивается смертью дорогих людей, а особенно таких,
услуги которых необходимы человеческому обществу, од­
нако нам желательнее видеть мертвыми тех, * кого любим,
чем слышать о потере ими честности или добрых нравов,
т. е. о том, что они умерли в самой душе. Земля полна
таким величайшим питательным веществом для зол. По­
этому написано: "Не определено ли человеку время на
земле?"* (Иов. VII, 1). Поэтому же сам Господь говорит:
"Горе миру от соблазнов" (Мф. XVIII, 7). И еще: "По
причине умножения беззакония, во многих охладеет лю­
бовь" (Мф. XXIV, 12). Потому-то бывает так, что мы
радуемся за добрых умерших друзей, и хотя смерть их
нас печалит, но она дает и более верное успокоение,
потому что они избежали зол, которые или подавляют в
этой жизни даже добрых людей, или портят их, или грозят
опасностью того и другого (рода).
Глава IX
В обществе святых ангелов, которому те философы,
пожелавшие иметь друзьями богов, отводят четвертое место,
переходя как бы от круга земной жизни к всей совокупности
творения, чтобы через это объять некоторым образом и
небо, — в этом обществе мы не боимся нисколько, чтобы
подобные друзья опечалили нас своею смертью или порчей.
Но ангелы не вступают с нами в такие тесные связи, как
люди (что также относится к тяготам этой жизни), а
иногда и сатана, как читаем, преобразуется в ангела света
* У Августина: "Не искушение ли жизнь человеку на земле?**
335