Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
быть вместе двое таких, из которых ни один не знает
языка другого, то легче вступят во взаимное между собою
общение бессловесные животные различной породы, чем
эти двое, хотя оба они и люди. Такое сходство природы
нисколько не благоприятствует общению людей, коль ско­
ро они вследствие различия языков бывают не в состоя­
нии делиться между собою чувствами; и это справедливо
до такой степени, что человек охотнее проводит время со
своею собакой, чем с чужим человеком. Установился
порядок, по которому повелевающий город путем мирных
отношений налагает на покоренные народы не только иго,
но и свой язык; почему в переводчиках не только нет
недостатка, но чувствуется даже изобилие. Это верно; но
сколькими и какими великими достигнуто это войнами,
какими людскими поражениями, каким пролитием чело­
веческой крови? С окончанием последних не окончилась,
однако, тяжесть того же рода зол. Кроме того, что были
и остаются врагами народы внешние, против которых
всегда велись, ведутся и будут вестись войны, сама обшир­
ность империи породила войны худшего свойства, т. е.
союзнические и гражданские; они лежат на человеческом
роде еще более тяжким гнетом, ведутся ли для того, чтобы
когда-нибудь прекратиться, или составляют предмет опа­
сения, как могущие возникнуть снова.
Если бы я захотел надлежащим образом изложить
множество и разнообразие бедствий от этих зол, их тяже­
лые и несчастные последствия, хотя изложить их так, как
требует того дело, я и не в состоянии, будет ли конец
моей длинной речи? Но мудрый, говорят, будет вести
войны справедливые, как-будто бы он, если только помнит,
что он человек, не гораздо более будет скорбеть, что ему
необходимо вести справедливые войны; ведь если они не
были бы справедливыми, ему не предстояло бы их вести,
и в таком случае для мудрого войн не было бы вовсе.
Несправедливость противной стороны вынуждает мудрого
вести справедливые войны; и эта несправедливость должна
вызывать скорбь в душе человека, потому что она неспра­
ведливость человеческая, хотя бы из-за нее и не возника­
ло никакой необходимости начинать войну. Итак, кто с
333