Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
кое общество, изменить которому он считает преступ­
лением, но при этом он не считает преступлением, что
невинные свидетели подвергаются пыткам по чужим делам;
что обвиняемые, часто не вынося страданий и давая о
себе ложные показания, подвергаются и наказаниям без
вины после того, как без вины подвергались пыткам; что
если они и не наказываются смертью, fo очень часто
умирают от самих пыток; что иногда и сами обвиняющие,
желавшие, быть может, принести пользу человеческому
обществу (чтобы преступления не оставались безнаказан­
ными), вследствие лжи свидетелей, вследствие необыкно­
венной твердости в пытках самого виновного, подвергают­
ся от судьи по неведению осуждению потому, что не в
состоянии доказать того, в чем обвиняют, хотя бы обвиняли
и справедливо. Все это и подобное этому зло он грехом
не считает, потому что мудрый судья делает это не по
желанию вредить, а по необходимости неведения; а на­
сколько вынуждает к этому человеческое общество, и по
необходимости суда. Итак, если это — не злость мудрого,
то, по крайней мере, бедствие человека, о котором мы
говорим. Или для него, когда по необходимости неведения
и суда он терзает пытками и казнит невинных, мало быть
неответственным, а нужно быть еще и блаженным? На­
сколько справедливее и достойнее человеку признаться в
этой необходимости бедствия и ненавидеть его в себе, а
если он мудрствует благочестиво, восклицать к Богу: "Вы­
веди меня из бед моих" (Пс. XXIV, 17)!
Глава VII
За гражданским обществом или городом следует госу­
дарственный союз, в котором видят третью степень чело­
веческого общения, начиная от семьи, переходя к городу
и оканчивая государством; последнее, как собрание вод,
чем обширнее, тем большую представляет опасность. Преж­
де всего, в нем отчуждает человека от человека различие
языков. Ибо если встретятся, не будучи в состоянии
разойтись, но вынужденные какой-нибудь необходимостью
332