Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
и легкую, напоминавшую о том, что Он — Господь всякой
твари, которой полезна добровольная покорность. За этим
последовало справедливое осуждение, по которому человек,
который мог в случае соблюдения заповеди и по плоти
стать духовным, сделался плотским и по уму. Возлюбивший
в гордыне своей самого себя, он и был правдою Божией
предоставлен самому себе, но предоставлен так, что, раз­
ноглася с самим собой, вместо желанной свободы подвергся
жестокому и жалкому рабству под властью того, кому
посочувствовал своим грехом; умерший духом по воле,
должен был умереть и телом по неволе; пренебрегший
жизнью вечною, был осужден на вечную смерть, когда
бы не спасала его от нее благодать.
Кто считает такое осуждение чрезмерным, тот, видимо,
не может понять, сколько нечестия было там, где было
так легко не грешить. Как справедливо восхваляется великая
покорность Авраама, ибо велено было ему необычайно
трудное для исполнения дело — убийство сына, так и в
раю неповиновение было тем большим, чем наилегчайшим
делом было исполнение заповеданного. И как повиновение
второго Человека тем достохвальнее, что Он был "пос­
лушным даже до смерти" (Филип. II, 8), так и непо­
виновение первого человека тем гнуснее, что он сделался
непослушным даже до смерти. Когда назначено тяжкое
наказание за неповиновение, а дано повеление исполнить
дело легкое, то где еще с такою силой может проявиться
вся сила зла, как не в такого рода неповиновении?
Наконец, в самом наказании за этот грех, какое воз­
мездие получило неповиновение, как не неповиновение
же? Ибо в чем состоит несчастье человека, как не в
неповиновении ему его же самого, из-за которого он не
хочет того, что может, и хочет того, чего не может? Хотя
и в раю он не мог всего, но, однако же, хотел того, что
мог, и потому имел все, что хотел. Теперь же, как это
видим мы сами, и как свидетельствует о том же Писание,
'человек подобен дуновению" (Пс. CXLIII, 4). Кто может
перечислить, сколько невозможного он желает, в то время
как ему не повинуется не только душа его, но и плоть?
Против воли его и душа его волнуется постоянно, и плоть
33