Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/327"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
обратиться к самоубийству, чтобы избежать их. "Страдания
и телесные муки, — говорит он, — суть действительное
зло, и зло тем худшее, чем сильнее они бывают! Чтобы
ты освободился от них, нужно бежать из этой жизни".
Из какой же жизни, скажите, ради Бога? Из этой, отвечает,
которую гнетут столь великие бедствия. Выходит, таким
образом, что она блаженна при этих самых бедствиях, по
причине которых, по твоим словам, от нее следует бежать?
Или ты называешь ее блаженною потому, что она дозволяет
тебе освободиться от этих зол посредством смерти? Ведь
если бы, в самом деле, какими-нибудь божественными
судьбами ты остался при них и не было бы дозволено
тебе ни умереть, ни когда-нибудь освободиться от них,
ты, конечно, назвал бы тогда подобную жизнь несчастной.
В таком случае, она не перестает быть несчастной только
лишь потому, что легко оставляется; будь она вечной, ты
и сам признал бы ее несчастной. Итак, не следует отри­
цать несчастья на том основании, что оно кратковремен­
но; или, что еще бессмысленнее, на том основании, что
несчастье коротко, называть его даже блаженством.
Велика сила тех зол, которые принуждают человека,
по их мнению, даже мудрого, отнимать у самого себя то,
что составляет человека. Сами же они говорят, и говорят
справедливо, что в своем роде первый и сильнейший голос
природы внушает человеку, чтобы он ладил сам с собою,
и потому, естественно, избегал смерти; что он друг себе
до такой степени, что хочет быть одушевленным существом,
хочет жить в этом соединении души и тела и горячо
стремится к этому. Велика сила тех зол, которые побеждают
это естественное чувство, избегающее смерти всяческим
образом, всеми силами и средствами; и побеждает так,
что избегаемое становится предметом желания, домога­
тельства, и если не случится откуда-нибудь со стороны,
наносится самому себе самим же человеком. Велика сила
тех зол, которые делают мужество человекоубийцей; если,
впрочем, следует называть мужеством то, что побеждается
злом до такой степени, что человека, которого в качестве
добродетели приняло для управления и охранения, не
только не в состоянии уберечь посредством терпения, но
327