Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
благ и зол и утверждают, что именно в этом и заключает­
ся различие между ними и новыми академиками, и что
они не придают никакого значения тому, философствует
ли кто в этом направлении, признаваемом ими за истин­
ное, придерживаясь обычаев и образа жизни киников или
каких-либо других (философов). Наконец, *из трех выше­
упомянутых родов жизни: чуждого деятельности, деятель­
ного и образующегося из того и другого, они высказывают
предпочтение третьему. Так думали и учили древние ака­
демики: Варрон утверждает это со слов Антиоха, бывшего
учителем Цицерона и его, хотя Цицерон представляет
Антиоха скорее стоиком, чем древним академиком. Но
что до этого нам, для которых гораздо важнее рассмотреть
само дело, чем знать, кто и чему придавал особое значение
относительно людей.
Глава IV
Если бы спросили нас, что на каждый из рассма­
триваемых вопросов ответит град Божий, и прежде все­
го — что думает он о конце благ и зол, то он ответит,
что высочайшее благо есть вечная жизнь, а величайшее
зло — вечная смерть; для приобретения первой и избежа­
ния последней нам следует жить праведно. Поэтому на­
писано: "Праведный верою жив будет" (Аввак. II, 4; Рим.
I, 17; Гал. III, 12; Евр. X, 38). Так как блага своего мы
еще не видели, то и нужно, чтобы искали его верой; да
и сама праведная жизнь для нас не по нашим силам,
если по нашей вере и молитвам не поможет нам Тот,
Кто дал нам саму веру, в силу которой мы веруем, что
Он должен нам помочь. Те же, которые думали, что конец
благ и зол лежит в настоящей жизни, полагая высочайшее
благо или в теле, или в душе, или в том и другой вместе,
а говоря честнее: или в похоти, или в добродетели, или
в той и другой вместе; или в покое, или в добродетели,
или в том и другой вместе; или совместно в похоти, в
покое и в добродетели; или в началах природы, в добро­
детели и вместе в тех и другой, — те по удивительному
322