Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/321"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
чьи они; а потому и не должны называться благами того,
кому по худому употреблению их они не могут приносить
пользы.
Итак, та человеческая жизнь, которая наслаждается
добродетелью и другими душевными и телесными благами,
без которых добродетель существовать не может, называется
блаженной; если наслаждается и другими, несколькими
или многими, без которых добродетель существовать мо­
жет, — она еще блаженнее; а если совершенно всеми,
так что решительно нет недостатка ни в одном из благ
как душевных, так и телесных, — она блаженнейшая. Ибо
жизнь не то, что добродетель, а только жизнь мудрая; и
однако же какая-нибудь жизнь может быть безо всякой
добродетели, добродетель же без какой-нибудь жизни быть
не может. То же я могу сказать и о памяти, и о разуме,
и о многом другом подобном. Хотя они существуют и до
науки, но без них не может быть никакой науки; следо­
вательно, (не может быть) и добродетели, которая во вся­
ком случае изучается. Но быстро бегать, быть красивым
телом, иметь большие физические силы и т. п .

это
такие качества, что добродетель может существовать без
них, так же как и они без добродетели; тем не менее и
они — блага; и после тех (которые упомянуты выше)
добродетель ради себя же самой любит и эти, пользуется
ими и находит в них удовольствие, как это прилично
добродетели!
Прибавляют, что эта блаженная жизнь есть также и
общественная, потому что (живущий такой жизнью) блага
друзей ради самих же этих благ любит так же, как и
собственные, а друзьям ради них же желает того же, что
и себе, находятся ли они в его же доме, как супруга,
дети или кто-либо из домашних; или в том месте, где
дом, например, в городе, каковы все так называемые
сограждане; или во всей империи, как разные племена,
соединенные с ним человеческим союзом; или в мире
вообще, под которым разумеются небо и земля, как те,
кого они называют богами и представляют друзьями че­
ловека мудрого, те, кого мы точнее называем ангелами.
При этом отрицают всякое сомнение относительно конца
321