Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
не идет речь о конце благ и зол. А так как Марк Варрон
путем прибавления этих четырех различий, т. е . заимст­
вованных из общественной жизни, от новых академиков,
от киников и от указанных трех родов жизни, довел число
сект до двухсот восьмидесяти восьми, то (хотя подобным
же образом можно было бы прибавить^ к ним и еще
какие-либо другие) устранив их все, как не относящиеся
к вопросу об искомом высочайшем благе и потому не
представляющие из себя сект и не могущие носить назва­
ния последних, Варрон возвращается к тем двенадцати,
которые ставят вопрос о том, что такое благо человека,
с достижением которого он делается блаженным, чтобы
из числа их указать одну истинную, а прочие отнести к
ложным.
Действительно, с устранением известного троякого рода
жизни, число сект уменьшается на две трети и их остается
девяносто шесть. С устранением же различия, заимство­
ванного от киников, число уменьшается еще наполовину
и остается сорок восемь. Отбросим затем добавленное от
новых академиков, еще раз получится в остатке половина,
т. е. двадцать четыре. Подобным же образом отбрасыва­
ется различие, привносимое из социальной жизни, и ос­
тается двенадцать сект, которые тем отличием удваивались,
обращаясь в двадцать четыре. Относительно этих двенад­
цати уже нельзя ничего сказать, почему бы не следовало
считать их сектами. В них, действительно, вопрос идет
ни о чем другом, как о конце благ и зол. Раз конечные
блага найдены, противоположное им само собою предс­
тавляет конец зол.
Но чтобы образовались эти двенадцать сект, были
утроены известные четыре: похоть, покой, то и другое
вместе и начала природы, которые Варрон называет пер­
вородным (primigenia)*. Ибо когда эти четыре вещи, каж­
дая отдельно, то подчиняются добродетели, так что пред­
ставляются желательными не ради самих себя, а для
служения добродетели; то предпочитаются ей, так что
добродетель считается необходимой не ради нее самой, а
* Cic, lib. II. de Finibus.
318