Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/313"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
тельному и строгому исследованию, Марк Варрон в кни­
ге о философии усмотрел такое различие учений, что
весьма легко довел число сект до двухсот восьмидесяти
восьми, — не таких (сект), которые непременно были,
но таких, которые могли бы быть при добавлении неко­
торых различий. Чтобы показать это кратко, я должен
начать с того, на что обратил внимание он сам и что
изложил в упомянутой книге.
Есть четыре вещи, к которым люди стремятся как бы
по природе, без учителя, без всякого с чьей-либо стороны
наставления, без рачительности или искусства жить, которое
называется добродетелью и которому, несомненно, учатся,
а именно: похоть (voluptas), которая приятно возбуждает
телесное чувство; покой в такой мере, чтобы кто-нибудь
не испытывал никакого неприятного телесного ощущения;
или то и другое вместе (Эпикур называет их одним именем
похоти); или начала природы (prima naturae), к которым
относится как указанное, так и другое, в теле ли то, как,
например, свежесть членов, здоровье и неповрежденность,
или в душе, каково все, малое или великое, обнаружи­
вающееся в людях в качестве врожденных свойств. Эти
четыре, т. е . похоть, покой, то и другое вместе и начала
природы, существуют в нас так, что или к добродетели,
которую впоследствии внушает наука, следует стремиться
ради них, или к ним ради добродетели, или к тем и этой
вместе ради них самих. Отсюда возникает двенадцать сект,
так как каждая из них таким образом распадается на три.
Когда я покажу это на одной, нетрудно будет открыть то
же самое и в остальных.
Итак, когда телесная похоть или подчиняется телесной
добродетели, или получает над нею преимущество, или
уравнивается в значении, она дает три различия сект.
Подчиняется она добродетели, когда употребляется на нуж­
ды добродетели. К обязанностям добродетели относится,
например, жить для отечества и рожать сыновей; ни то,
ни другое не может быть без телесной похоти. Без нее
не принимаются пища и питье, чтобы жить; без нее не
бывает и совокупления для распространения рода. Когда
же она ставится выше добродетели, то бывает желательна
313