Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/31"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
что есть признак повиновения, принадлежащего только
смиренным. Есть в смирении нечто такое, что удивитель­
ным образом возвышает сердце, и есть нечто в гордыне,
что сердце принижает. Таким образом, смирение возвышает,
а превозношение — тянет вниз, ибо смирение делает
покорным высшему, т. е . Богу, а превозношение, отпадая
от вышины, принижает. Поэтому в настоящее время в
граде Божием и граду Божию, странствующему в этом
мире, прежде всего рекомендуется и особенно прославляется
в лице их Царя, Который есть Христос, смирение; проти­
воположный же этой добродетели порок гордыни, по
учению Писания, господствует в противнике его, диаволе.
В этом и заключается величайшее различие тех двух градов,
о которых мы говорим. Один из них — общество благо­
честивых, другой — нечестивых, тот и другой с соответ­
ствующими ангелами; и в первом главенствует любовь к
Богу, а во втором — любовь к самому себе.
Итак, явным грехом, состоявшим в совершении того,
что Бог запретил делать, диавол не смог бы обольстить
человека, если бы не овладело уже человеком довольство
собою. Потому-то и понравилось ему услышанное: "Будете,
как боги" (Быт. III, 5). Гораздо бы вернее они были
таковыми, если бы прилеплялись к высочайшему и ис­
тинному Началу своею покорностью, а не обратились в
своей гордыне к самим себе, к своему началу. Ибо боги
сотворенные суть боги не через самих себя, но — вследствие
общения с Богом истинным. Желать же большего —
значит умаляться. Итак, это зло, которое, — когда в
самодовольстве своем человек возомнил себя своим же
собственным светом, отвратившись от того Света, благодаря
Которому светил и сам, — это, говорю, зло предшествовало
втайне, чтобы за ним последовало уже другое зло, явное.
Ибо истинно сказано, что прежде сокрушения возносится
сердце и прежде славы смиряется (Прем. XVI, 18). Несо­
мненно, что явному крушению предшествует крушение
тайное, хотя таковым и не всегда считается. Кто, в самом
деле, посчитает превозношение крушением, хотя в нем
уже заключено падение превозносящегося? Но всякому
видно то крушение, при котором совершается очевидное
2 3ак. 3601
31