Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/299"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
камни, верующие и возрожденные, из которых он сози­
дается. Под видом же восстановления того храма он изо­
бражается потому, что и само обновление этого здания
на пророческом языке означает другой завет, называемый
Новым.
Таким образом, в словах, которые Бог изрек в упомя­
нутом пророчестве: "И на месте сем Я дам мир" (Агг.
II, 9), под местом означающим нужно разуметь место
означаемое; а так 'как тем возобновленным местом обоз­
начается Церковь, которая должна была быть создана
Христом, то слова: "И на месте сем Я дам мир" нужно
понимать так: "Дам мир в том месте, которое этим местом
означается". Ибо все означающее представляется некото­
рым образом олицетворением тех предметов, которые оно
обозначает, как, например, в словах апостола: "Камень
же был Христос" (I Кор. X, 4); потому что камень тот,
о котором это сказано, несомненно означал Христа. Итак,
слава этого новозаветного дома более, чем слава дома
прежнего, ветхозаветного, а явится она большею тогда,
когда он будет освящен. Тогда "придет Желаемый всеми
народами" (Агг. II, 8), как читается в еврейском (кодексе).
Ибо до Своего пришествия Он еще не был желанным
всеми народами: кого они должны были желать, они еще
не знали, еще не веровали в Него. Тогда, по переводу
Семидесяти (этот смысл их перевода тоже пророческий),
"придут избранные" Господом "от всех народов".
Ибо
тогда действительно придут только избранные, о которых
говорит апостол: "Он избрал нас в Нем прежде создания
мира" (Еф. 1, 4). Ведь и сам Спаситель, сказав: "Много
званных, а мало избранных" (Мф. XXII, 14), желал этим
показать, что тот дом, который не будет уже бояться
никакого разрушения, созидается не из тех, которые,
будучи призваны, чтут Его так, что бывают извергнутыми,
а из избранных. В настоящее же время, когда в Церкви
остаются еще и те, которых Он отделит, как бы провеяв
на току, слава этого дома не является еще такою, какою
она явится тогда, когда всякий, кто пребудет в нем,
пребудет вечно.
299