Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/297"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
распространена повсюду, не могла бы иметь их среди всех
народов свидетелями тех пророчеств, которые были изре­
чены о Христе.
Глава XLVII
В дополнение мы готовы упомянуть о всяком иноземце,
т. е . не принадлежащем по своему происхождению к
Израилю и в канон священных Писаний этим народом
не принятом, у которого читается какое-либо пророчество
о Христе, если весть о том дошла или дойдет до нашего
сведения. Это не потому, что в случае отсутствия такого
иноземца, в нем ощущалась бы необходимость, а потому,
что нет никакой несообразности думать, что и в среде
других народов были люди, которым было открыто это
таинство и которые даже побуждены были проповедовать
о нем — были или причастны той же самой благодати,
или были чужды ей, но научены злыми ангелами, которые,
как известно, исповедали Христа пришедшего, не познан­
ного иудеями. И сами иудеи, полагаю, не осмелятся
утверждать, что с того времени, как появилась отрасль
Израиля по отвержении его старшего брата, никто кроме
израильтян не имел доступа к Богу. Правда, народа,
который назывался бы народом Божиим, другого не было
никакого; но что и среди других народов были люди,
принадлежавшие не к земному, а к небесному граду, к
числу истинных израильтян, граждан горнего отечества,
этого иудеи отрицать не могут. Если они станут отрицать
это, их весьма легко обличить указанием на святого и
удивительного мужа Иова, который не был ни туземцем,
ни даже прозелитом, т. е. пришлецем Израильского народа,
а происходил от народа Идумейского, в среде которого
родился и умер; божественное Писание так восхваляет его,
что становится ясно: ни один из его современников не
был равен ему в том, что касалось праведности и благо­
честия (Иов. I; Иез. XIV, 20).
Хотя указаний на время его жизни мы в хрониках и
не находим, но из его книги, которую израильтяне ради
297