Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Читателя, мысль которого не желает подняться выше
исторического факта, Семьдесят переводчиков, они же —
и пророки, как бы пробуждают ото сна к созерцанию
пророческой высоты и как бы говорят ему: "В сорок дней
ищи Того, в Ком можешь найти и три дня: первое
усмотришь в вознесении, последнее — в воскресении Его".
Таким образом, тем и другим числом могло даваться
совершенно согласное предуказание; причем то — через
пророка Иону, а это — через пророчество Семидесяти
переводчиков, но говорил один и тот же Дух. Стараюсь
быть кратким, и потому не привожу в доказательство
многих других мест, в которых Семьдесят переводчиков
представляются отклоняющимися от еврейского подлин­
ника, но, правильно понятые, оказываются с ним соглас­
ными. Поэтому, спедуя по мере сил примеру апостолов,
которые приводили пророческие свидетельства из того и
другого, т. е. и и:; еврейских кодексов, и из Семидесяти,
я со своей стороны посчитал нужным пользоваться авто­
ритетом тех и других, так как авторитет обоих одинаков
и божественен. Но продолжим, как умеем, свою речь о
том, что еще остается.
Глава XLV
После того, как народ Иудейский перестал иметь про­
роков, он оказался, несомненно, худшим, причем именно
в то время, когда, с возобновлением своего храма после
Вавилонского плена, надеялся видеть себя лучшим. Ибо
в этом смысле тот плотский народ понял то, что пред­
сказано было пророком Аггеем: "Слава сего последнего
храма будет больше, нежели первого" (Агг. II, 9). Но что
речь шла о Новом завете, это пророк показал несколь­
ко выше, где высказывается ясное обетование о Христе:
"И потрясу все народы, — и придет Желаемый всеми
народами" (Агг. II, 7). Этому месту Семьдесят переводчи­
ков по пророческому авторитету придали другой смысл,
применимый скорее к телу, т. е . к Церкви, чем к главе,
т. е . Христу: "Приидут избранные Господу от всех языков",
292