Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/290"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
говорил тот же самый Дух; мог говорить и то же самое
иначе, так что людям, хорошо понимающим, виден был,
хотя и не под одинаковыми словами, тот же самый смысл;
мог, наконец, иное опускать, а другое добавлять, чтобы
и из этого было видно, что это было делом не рабского
труда человека, каким должен был быть перевод букваль­
ный, а делом власти божественной, которая наполнила и
направляла ум переводчика. Некоторые, впрочем, полагали,
что греческие кодексы перевода Семидесяти следовало
исправлять по еврейским кодексам, однако опустить то,
чего еврейские кодексы не имеют, а Семьдесят имеют, не
решились, а только вставили то, что еврейские кодексы
имеют, а Семьдесят не имеют, и эти вставки отметили в
начале стихов известного рода знаками наподобие звезд,
называемыми поэтому звездочками. То же, чего наобо­
рот — еврейские кодексы не имеют, а Семьдесят имеют,
обозначили, и тоже в начале стихов, черточками, подобно
тому, как пишутся унции. С такими значками распро­
странены повсюду и многие латинские кодексы. Но все
то, что не опущено или прибавлено, а иначе сказано, и
придает или другой смысл, не несовместимый, однако же,
с тем, или тот же самый, но выраженный иным обра­
зом, — то может открываться только при сличении тех
и других кодексов.
Итак, если в Писании мы должны, как и следует,
видеть лишь то, что через людей говорил Дух Божий, то
все, что в еврейских кодексах есть, а у Семидесяти нет,
все это Дух Божий благоволил сказать не через них, а
через пророков. Все же, что есть у Семидесяти и чего
нет в еврейских кодексах, тот же самый Дух предпочел
высказать через них, а не через пророков, показывая таким
образом, что те и другие были пророками. Ибо точно
также одно изрек он через Исайю, другое — через
Иеремию, третье — через иного какого-либо пророка, или
одно и то же, но иначе, через того или другого, как было
Ему угодно. Все, что находится у пророков и у Семидесяти,
изрек через тех и других один и тот же Дух, но так, что
те предшествовали, пророчествуя, а эти следовали за ними,
пророчески их объясняя; ибо как в тех, говоривших
290