Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/289"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Глава XLIII
Хотя были и другие переводчики, переводившие свя­
щенные Писания с еврейского языка на греческий, как-то:
Акила, Симмах и Феодотион; хотя существует и еще
перевод, автор которого неизвестен и потому он без
указания переводчика называется просто пятым изданием;
однако, перевод Семидесяти принят Церковью так, как
если бы он был единственным, и находится в употреблении
у греческих христианских народов, из которых весьма
многие даже не знают, существует ли еще какой-либо
другой. С перевода Семидесяти сделан и латинский пере­
вод, используемый латинскими церквями. Еще в наше
время жил пресвитер Иероним, человек ученейший, све­
дущий во всех трех языках, переведший священные Пи­
сания на латинский язык не с греческого, а с еврейского.
Но несмотря на то, что иудеи признают его ученый
перевод правильным, а перевод Семидесяти во многих
местах неточным, однако церкви Христовы полагают, что
никого не следует предпочитать авторитету стольких людей,
избранных для этого дела тогдашним первосвященником
Елеазаром, на том основании, что если бы даже и не
проявился в них единый и несомненно божественный Дух,
а ученые Семьдесят по человеческому обыкновению до­
говорились между собою относительно тех или иных слов
перевода, чтобы употребить такие, которые принимались
бы всеми, то и в таком случае им не следует предпочитать
одного, кто бы он ни был. Но коль скоро мы видим в
них такой ясный знак боговдохновенности, то как бы
любой другой переводчик Писаний с еврейского языка на
какой-нибудь другой ни был точен, согласен ли он с
Семьюдесятью или нет, за Семьюдесятью мы должны
признать пророческое превосходство. Ибо тот же самый
Дух, который был в пророках, когда они составляли
Писание, тот же Дух был и в Семидесяти, когда они его
переводили.
Этот Дух по божественному авторитету мог, конечно,
говорить и нечто иное, подобно тому, как известный
пророк говорил и то, и другое, потому что то и другое
289