Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/286"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
к себе учеников для обращения в последователей своей
секты?
У всех на глазах, в видном и самом бойком портике,
в гимназиях, в садах, в публичных и частных местах
спорили толпами, и каждый отстаивал свое мнение: одни
утверждали, что мир один, другие — чту миров бес­
численное множество; одни — что этот единственный мир
имеет начало, другие — что не имеет; одни — что он
будет иметь конец, другие — что будет существовать веч­
но; одни — что он управляется божественным умом,
другие — случаем; одни говорили, что души бессмертны,
другие — смертны; и из тех, которые признавали души
бессмертными, одни доказывали, что они переходят в
животных, другие — что этого ни в коем случае не может
быть; из тех же, которые называли души смертными, одни
говорили, что они погибают вслед за телами, другие —
что живут еще и после тел, мало ли, или много, но не
вечно; одни конечное благо полагали в теле, другие — в
душе, третьи — в том и другом, а некоторые прибавляли
к душе и телу и существующее вне их благо; одни полагали,
что телесным чувствам всегда следует верить, другие —
что не всегда, третьи — что никогда. Какой народ, какой
сенат, какая общественная или правительственная власть
нечестивого града старались когда-нибудь разобраться в
этих и других бесчисленных противоречивых мнениях фи­
лософов, одни из них одобрить и принять, другие —
осудить и отвергнуть? Не терпели ли они, напротив, безо
всякого разбору эти бесконечные споры несогласных между
собою людей, — споры не о полях и домах или каком-
нибудь денежном вопросе, а о таких предметах, которые
делают жизнь несчастной или блаженной? Хотя при этом
высказывалось и нечто истинное, но с такою же полной
свободой говорилась и ложь, так что такой город с полным
основанием может носить таинственное имя Вавилона.
Ибо Вавилон в переводе значит "смешение", о чем,
помнится, я уже говорил. Для царя этого града, диавола,
решительно все равно, из-за каких противоположных за­
блуждений спорят между собою те, над которыми он
286