Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
отношении не противоречат друг другу. Поэтому-то когда
они писали, то ненапрасно уверовали, что им или через
них говорил Бог, не какие-нибудь немногие болтуны на
словопрениях в школах и гимназиях, а столькие и такие
ученые и неученые народы. Самих их (авторов Писаний),
естественно, должно было быть немного, чтобы от большого
количества их не терялась ценность того, что должно быть
дорого религиозному чувству; но, однако, и не настолько
мало, чтобы согласие их не вызывало удивления. Ибо в
толпе философов, даже оставивших в своих литературных
работах памятники своих учений, трудно встретить таких,
которые бы во всех своих мнениях были между собою
согласны. Доказывать это, впрочем, в настоящем сочинении
было бы долго.
Однако же, кто из авторов какой-либо секты пользуется
в этом демонопочитающем граде в такой степени автори­
тетом, чтобы остальные, иначе и несогласно с ним мыс­
лящие, не одобрялись? Разве в Афинах не пользовались
славой и эпикурейцы, утверждавшие, что боги не заботятся
о делах человеческих, и стоики, думавшие, напротив, что
дела эти управляются и охраняются богами, помощниками
и покровителями? Поэтому я удивляюсь, почему Анакса­
гор, который говорил, что солнце есть горящий камень,
и отрицал, что оно — бог, был обвинен, когда в том же
самом городе пользовался славой и жил в полной безо­
пасности Эпикур, не только не веривший тому, чтобы
солнце или какая-либо из звезд были богами, но даже
утверждавший, что в мире вообще не существует ни
Юпитера, ни кого-либо из богов, до которого доходили
бы молитвы и просьбы людей. А Аристипп, полагавший
высшее благо в чувственном удовольствии, а Антисфен,
утверждавший, что блаженным человек бывает доблестью
духа, оба славные философы и оба принадлежавшие к
школе Сократа, полагавшие, однако же, благо жизни в*
таких различных и противоположных целях, причем пер­
вый даже говорил, что мудрый должен избегать государ­
ственных дел, а последний — что должен управлять
государством, — разве каждый из них не привлекал там
285