Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XXXVIII
Если даже обратимся к временам более древним, то и
прежде известного величайшего потопа был у нас патриарх
* Ной, которого я также назову пророком, потому что и
сам ковчег, который он построил и в котором со своими
спасся от потопа, был пророчеством о наших временах.
А об Енохе, седьмом от Адама, разве не говорится в
каноническом послании апостола Иуды, что он пророчес­
твовал (Иуд. I, 14)? Если писания их не получили авторитета
ни у иудеев, ни у нас, причиной тому служит крайняя
древность, вследствие которой считали нужным относиться
к ним с недоверием, чтобы не принять ложного за
истинное. И действительно, в обращении имеются писания,
которые выдаются за их писания такими людьми, которые
верят по своему вкусу и без разбора тому, чему хотят
верить. Но чистота канона не приняла их; не потому,
чтобы не признавался авторитет тех людей, которые сде­
лались угодными Богу, а потому, что писания эти не
считаются принадлежащими им. И не следует удивляться,
что писания, обращающиеся с именем такой глубокой
древности, считаются подозрительными.
В истории Иудейских и Израильских царей, содержащей
в себе повествования о деяниях, относительно которых
мы веруем тому же каноническому Писанию, упоминает­
ся много такого, что там подробно не излагается, а гово­
рится, что о том можно прочесть в других книгах, на­
писанных пророками, и в иных местах называются даже
и сами имена пророков (1 Пар. XXIX, 29; II Пар. IX,
29); однако в каноне, принятом народом Божиим, писаний
этих мы не встречаем. Признаюсь, этого обстоятельства я
не могу объяснить себе иначе, как предположением, что
люди эти, которым Дух Святой открывал то, что должно
было иметь религиозный авторитет, сами же могли писать
одно как люди, из любви к историческим исследовани­
ям, другое — как пророки, по божественному вдохнове­
нию; и эти два рода писаний были так различны, что
первый, полагали, нужно приписывать как бы им самим,
а другой — Богу, говорящему через них, и таким образом,
281