Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/28"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
тившийся к самому себе, из желания по некоторой своего
рода тиранической надменности иметь скорее у себя под­
данных, чем быть подданным самому, ниспал из духовного
рая (о падении его и его союзников, сделавшихся из
ангелов Божиих его ангелами, я, насколько мог, достаточно
сказал в одиннадцатой и двенадцатой книгах этого сочи­
нения). Стараясь со злоумышленной хитростью неприметно
подействовать на чувства человека, которому, как продол­
жавшему стоять, он, как павший, завидовал, он в телесном
раю, где вместе с двумя людьми проживали и прочие
подчиненные им и безвредные земные животные, избрал
змея, животное скользкое и весьма подвижное, соответст­
вующее его замыслу, — избрал, чтобы вести через него
речь. Подчинив его ангельским действием и превосходством
природы, но с лукавством духа, и пользуясь им как
орудием, он завел хитрый разговор с женщиной, т. е.
начал с низшей части человеческого союза, чтобы посте­
пенно перейти к целому. Он не считал мужа легковерным
и потому полагал, что его можно уловить не введением
его в заблуждение, а тем, что тот сделает уступку заблуж­
дению чужому.
Ведь не по заблуждению сочувствовал, а по условиям,
в каких находился, уступил заблуждающемуся народу Аарон,
когда сотворил идола (Исх. XXXII, 4); невероятно, чтобы
и Соломон настолько заблуждался, что действительно счи­
тал нужным поклоняться идолам, но был вовлечен в это
святотатство женскими ласками (III Цар. XI, 4). Также
точно нужно думать, что и оный муж, чтобы нарушить
закон Божий, последовал своей жене, — последовал один
другой, человек человеку, супруг супруге, — не потому,
чтобы введенный в обман поверил ей, как бы говорящей
истину, а потому, что покорился ей ради супружеской
связи. Ибо не напрасно апостол сказал: "Не Адам прельщен,
но жена, прельстившись, впала в преступление" (I Тим.
II, 14). Это значит, что она приняла за истину то, что
говорил ей змей, а он (Адам) не захотел отделиться от
нее даже в грехе. От этого он не сделался менее виновным;
напротив, он согрешил сознательно и рассудительно. По­
этому апостол и говорит "не прельстился", а не "не
28