Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/26"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
уже другое высшее счастье, которое дано блаженнейшим
ангелам. Тогда существовала бы уже несомненная уверен­
ность, что никто не согрешит и никто не умрет; и жизнь
святых, без испытания какого бы то ни было труда,
скорби, смерти, была бы такою, какою будет, после
перенесения всего этого в тленных телах, по воскресении
мертвых.
Глава XI
Но поелику Бог все знал наперед, а потому не мог не
знать и того, что человек согрешит, то мы должны
представлять себе святой град соответственно тому, как
Он его предвидел и предопределил, а не соответственно
тому, что не могло быть доступно нашему познанию,
поскольку в планы Господа не входило. Ибо человек не
мог своим грехом расстроить божественный совет так,
чтобы принудить Бога изменить Его предопределение,
потому что Бог предвидением своим предварил и то и
другое: т. е . в предвидении Его было и то, что человек,
которого Он сотворил добрым, сделается злым, и то, что
и в этом случае он Сам сделает доброго относительно
человека. Хотя и говорится, что Бог изменяет свои решения
(Быт. VI, 6), почему в священном Писании встречается
даже образное выражение, что Бог раскаялся (I Цар. XV,
11), — говорится сообразно с тем, на что надеялся человек
или что вытекало из порядка естественных причин, но не
применительно к тому, что Всемогущий знал наперед, что
Он это сделает. Итак, Бог, как говорит Писание, сотворил
человека правым, и, следовательно, с доброю волей. Он
не был бы правым, если бы не имел доброй воли. Поэтому,
добрая воля есть дело Божие, и именно с нею сотворил
Бог человека. Первая же злая воля, предшествовавшая в
человеке всем злым делам, была скорее отпадением от
дела Божия к своим делам, чем каким-нибудь делом.
Потому эти дела и злые, что творятся не по Богу; так
что для этих дел, как бы для некоторых плодов, деревом
своего рода была сама воля или сам человек, насколько
он имел злую волю.
26