Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/258"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
В этих латинских стихах, как бы точно они ни пере­
давали греческий текст, там, где по-гречески поставлена
буква Y, нельзя было удержать тот смысл, какой выходит,
если соединить буквы, стоящие в начале каждого стиха;
потому что нельзя было подыскать латинских слов, которые
бы начинались с этой буквы и соответствовали смыслу
фразы. Таких стихов три: пятый, восемнадцатый и девят­
надцатый. Но если, соединяя буквы, стоящие в начале
всех стихов, мы этих трех стихов читать не будем, а вмес­
то них будем помнить Y, которая именно в этих местах
стоит, то получится пять слов: Иисус Христос Сын Бо­
жий, Спаситель; но это — если будем читать по-гречески,
а не по-латыни.
Всех стихов двадцать семь: это число составляет полный
тройной квадрат. Ибо три, умноженные на три, дают
девять, а само девять, взятое трижды, подобно тому, как
если бы плоской фигуре мы давали высоту, двадцать семь.
Если первые буквы этих греческих слов: Ir|ao£ Xpiaxo^
0бои Yio£ 1ютг|р, что по-латыни значит: Иисус Христос
Сын Божий, Спаситель, соединить вместе, то получится
слово 1х0и£, т. е . рыба. Под именем рыбы таинственно
разумеется Христос, потому что в бездне настоящей смер­
тности, как бы в глубине вод, Он мог оставаться живым,
т. е . безгрешным. Эта сивилла, Эритрейская ли она, или,
как думают некоторые, скорее Кумейская, во всех своих
стихах, из которых мы привели только маленькую частич­
ку, не высказывает ничего такого, что относилось бы к
культу ложных или измышленных богов, и что, напротив,
не говорило бы против них и их почитателей; так что и
сама она, по-видимому, относилась к числу тех, которые
принадлежат к граду Божию.
Приводит и Лактанций в своем сочинении некоторые
предсказания сивиллы, не указывая, впрочем, какой имен­
но. Но то, что он приводит порознь, я счел лучшим из­
ложить вместе: так как приводимое им во многих мес­
тах и в кратких выражениях представляет собою одну
пространную речь. "Он предаст себя потом, — говорит
она, — в беззаконные руки неверных: оскверненными
руками они дадут пощечины Богу и оплюют Его ядови-
258