Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
(Звуки судной трубы раздадутся, и лик земли
потом покроется.
Вот, грядет с неба Царь, и навеки Его будет
царствие
В коем, в плоти явившись, судить будет мир этот
горестный.
В этот час лицезреть будут Бога неправедный
с праведным
В окруженьи святых, ибо века конец уж приблизился.
И на суд Его души предстанут, вновь плотью
своею облекшися,
Ибо мир невозделан лежит, он порос густо тернием.
Все мужи побросают кумиры, богатство свое
ненаглядное,
И огонь, пожирая нещадно и земли и воды,
и к полюсу
Приближаясь, врата уничтожит аидовы мрачные.
Всякой плоти святых свет яснейший в то время
откроется
А преступников будет сжигать пламя лютое, вечное
Открывая деяния тайные, ибо будут тогда сокровенное
Говорить; так Бог свету откроет изгибы сердечные.
По земле всей тогда плач и скрежет зубовный
послышатся,
И померкнет сияние солнца, уменьшится звезд всех
мерцание,
Небо в свиток совьется, луна станет мрачно-кровавою,
И опустятся горы высокие, низкие долы поднимутся,
И в делах человеческих сразу все малым окажется,
И вершины, и пропасти бездн — все с полями
тогда уравняется.
Так погибнет земля, прекратится навеки бег времени,
Иссушатся огнем и моря, и ключи, и источники.
Прозвучит в этот миг трубный звук, столь
печально-возвышенный,
Чтоб оплакать злодейства и бедные судьбы
несчастнейших.
И земля, в прах рассеясь, явит хаос ада бездонного.
Все цари, что когда-то царили, предстанут
пред Господом.
С неба огненный хлынет поток, дождь сернистый,
пылающий).
257