Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/249"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
и теперь люди, которые стали бы уверять, что они нечто
подобное или самым достоверным образом слышали, или
даже испытали. Ибо и мы, бывши в Италии, слышали
подобное об одной местности этой страны, где, говорили
. нам, женщины, содержащие постоялые дворы и облада­
ющие такими скверными искусствами, часто дают путе­
шественникам, каким хотят или могут, в сыре нечто такое,
от чего те мгновенно превращаются во вьючных животных
и таскают на себе какие-нибудь тяжести, и затем, по
окончании работы, снова принимают прежний свой вид.
При этом их ум не делается животным, а остается разум­
ным и человеческим, подобно тому, как Апулей в своем
сочинении "Золотой осел" рассказывает о себе действи­
тельный или вымышленный случай, будто он, приняв яд,
сделался ослом, сохраняя человеческую душу.
Все это или ложно, или до такой степени необычно,
что по справедливости не заслуживает доверия. Однако,
нужно верить самым твердым образом, что всемогущий
Бог может сделать в наказание ли, или для предупреждения
все, что захочет, а демоны по могуществу своей природы
(ибо она — тварь ангельская, хотя по своей собственной
вине и злая) могут делать только то, что попускает Он,
советов Которого тайных много, а несправедливого — ни
одного. Но если демоны и делают нечто такое, о чем
идет у нас речь, то, конечно, творят не новые природы,
а изменяют по виду те, которые сотворены истинным
Богом, так что они кажутся не тем, что они есть на
самом деле.
Итак, я полагал бы, что не только душу, но и тело
демоны никоим образом не могут своим искусством или
властью превратить в действительные члены и формы
животных; но образы человеческой фантазии, которые и
в мышлении, и в сновидениях принимают вид бесчислен­
ного множества различных вещей и хотя не суть тела, но
с удивительной скоростью принимают телесные формы,
когда телесные чувства бывают усыплены или притуплены,
могут каким-то непонятным образом принимать для чувств
других телесные образы; так что сами тела людей находятся
в другом месте, оставаясь, правда, живыми, но в состоянии
249