Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/194"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Итак, это краткое и спасительно смиренное исповедание,
состоящее из слов: "Причисли меня к какой-нибудь левит-
ской должности, чтоб иметь пропитание", и есть упомя­
нутая гера серебра; потому что оно и кратко, и представляет
собою слова Господа, обитающего в сердце верующего. А
так как выше Он сказал, что дал дому Ааронову пищу
от жертв Ветхого завета, когда говорил: *"Не дал ли Я
дому отца твоего от всех огнем сожигаемых жертв сынов
Израилевых?"; ибо таковы были жертвоприношения иудеев;
то соответственно этому теперь говорится "и куска хлеба...
чтоб иметь пропитание", что в Новом завете составляет
жертвоприношение христиан.
Глава VI
Но хотя это предвозвещено было столь возвышенно и
оправдалось в настоящее время на деле с такою ясностью,
однако, кто-нибудь может не без основания прийти в
недоумение, и сказать: "Почему вы так уверены, что
совершается все, что в виде долженствующего случиться
предсказано в тех книгах, если не исполнилось даже то,
что в них сказано как божественное определение: "Дом
твой и дом отца твоего будут ходить пред лицем Моим
вовек"? Ведь мы видим, что священство это было отменено,
и что нет даже надежды, чтобы обещанное тому дому
когда-нибудь исполнилось; потому что то священство,
которое по отвержении и отмене прежнего заступило его
место, еще с большею силой провозглашается вечным".
Говорящий это не понимает или забывает, что и само
священство по чину Ааронову было установлено в виде
сени будущего вечного священства; а потому, когда ему
была обещана вечность, она была обещана не сени или
образу, а тому, что ею оттенялось или прообразовывалось.
Но чтобы о сени не думали, будто она должна непременно
остаться, нужно было пророчество и об отмене ее.
Подобно этому и царство Саула, в действительности
отверженного и низверженного, было сенью будущего
царства, долженствующего продолжиться в вечности. Тот
194