Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/19"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
именно потому, что с ним не случается ни греха, раскаяние
в котором заставляло бы его печалиться, ни другого какого
бы то ни было зла, испытывая или чувствуя которое он
бы грустил. Об Алкивиаде (если мне не изменяет память)
рассказывают, например, что считая себя вполне счаст­
ливым человеком, он плакал, когда Сократ рассуждал и
доказывал ему, что он был несчастен, потому что был
глуп. Для этого человека, таким образом, глупость была
причиной полезной и желательной печали, которая застав­
ляет человека скорбеть, что он таков, каким не должен
быть. Но стоики говорят не о глупом, а о мудром, что
он не должен грустить.
Глава IX
Но этим философам, насколько это касается данного
вопроса о волнениях душевных, мы уже ответили в девятой
книге настоящего сочинения, показав, что они, обращая
внимание не столько на дела, сколько на слова, более
любят споры, чем истину. У нас же, по нашим Писаниям
и здравому учению, граждане святого града Божия во
время странствования в этой жизни, живя по Богу, стра­
шатся и желают, скорбят и радуются. А так как любовь
их безукоризненна, то безукоризненны у них и все эти
душевные расположения. Боятся они вечного наказания,
желают вечной жизни; скорбят, потому что стенают, "ожи­
дая усыновления", воздыхают об "искуплении тела" своего
(Рим. VIII, 23); радуются же в надежде, потому что
"сбудется слово написанное: "поглощена смерть победою"
(I Кор. XV, 54). Также точно боятся грешить, желают
оставаться непоколебимыми; скорбят о грехах, радуются о
Делах добрых. Чтобы бояться грешить, они слышат слова:
44
По причине умножения беззакония, во многих охладеет
любовь" (Мф. XXIV, 12). Чтобы желать оставаться непо­
колебимыми, слышат изречение Писания: "Претерпевший
же до конца спасется" (Мф. X, 22). Чтобы скорбеть о
грехах, слышат: "Если говорим, что не имеем греха, —
обманываем самих себя, и истины нет в нас" (I Иоан.
19