Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
другом месте: "Бог гордым противится, а смиренным дает
благодать" (I Пет. V, 5), выражает собою все содержание
речи той, чье имя значит "благодать".
Дальнейшее же прибавление: "Из праха подъемлет Он
* бедного", я ни о ком так хорошо не разумею, как о Том,
Который "будучи богат, обнищал ради нас, дабы мы
обогатились Его нищетою" (II Кор. VIII, 9). Ибо самого
Его Он восставил от земли так скоро, что плоть Его не
познала тления. Не сочту неприменимым к Нему и того,
что прибавлено: "Из брения возвышает нищего".
Ибо
нищий тот же, кто и бедный. А под брением, из которого
Он воздвигнут, совершенно правильно понимаются гони­
тели-иудеи. Сказав, что в числе их и он гнал Церковь,
апостол говорит: "Но что для меня было преимуществом,
то ради Христа я почел тщетою. Да и все почитаю тщетою
ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа мо­
его: для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор
(брение), чтобы приобресть Христа" (Филип. III, 7, 8).
Итак, от земли был восстановлен выше всех богатых этот
бедный, и от упомянутого брения был воздвигнут выше
всех сильных этот нищий, "посажденный с вельможами".
Ибо на вопрос: "Вот, мы оставили все и последовали за
Тобою; что же будет нам?", Он ответил: "Сядете и вы
на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израи-
левых"; и это был самый могучий обет.
Но откуда у них обет, как не от Того, о Котором
непосредственно далее говорится: "Дай обет приносящему
обет"*? Иначе они были бы из тех сильных, лук которых
преломился. Ибо надлежащим образом посвятить что-либо
Господу может лишь тот, кто от Него получил то, что
посвящает. Затем следует: "И благослови лета праведного",
т. е. чтобы он всегда жил с Тем, о Ком сказано: "И лета
Твои не кончатся" (Пс. CI, 28). Ибо там лета неподвижны,
а здесь проходят, даже гибнут; потому что прежде, чем
* У Августина вместо слои: "Ибо у Господа основания земли, и
Он утвердил на них вселенную. Стопы святых Своих Он блюдет, а
беззаконные во тьме исчезают", читаем: "Дай обет приносящему
обет, и благослови лета праведного".
185