Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
заблуждаются те, которые думают, что в этом роде Писаний
нет таких событий, которые бы обозначали что-либо иное,
кроме того, что известным образом совершилось; так много
берут на себя и те, которые утверждают, будто там во
всем сокрыт аллегорический смысл. Поэтому я и сказал,
что они имеют смысл троякий, а не двоякий. Придер­
живаясь такого мнения, я не порицаю, однако же, тех,
которые могут из какого-нибудь упоминаемого в Писаниях
события извлекать смысл духовный, сохраняя притом в
неприкосновенности смысл исторический. Всякий веру­
ющий сочтет, разумеется, пустословием, когда говорится
что-либо такое, что не соответствует событиям, совер­
шившимся или долженствовавшим совершиться силою че­
ловеческой или божественной. Но кто откажется возводить
это к духовному пониманию, если может, или скажет, что
не должен этого делать тот, кто может?
Глава IV
Итак, история града Божия, достигнув времени царей,
дала прообраз в том, что, по отвержении Саула, Давид
первый принял царство так, что потом долгое время в
земном Иерусалиме преемственно царствовали его потомки.
Совершившимся на деле событием она обозначила и
предвозвестила относительно перемены вещей в будущем
такое, чего нельзя обойти молчанием, а именно то, что
касается двух заветов, Ветхого и Нового: священство и
царство в этой смене заветов заменилось Священником
и, в тоже время, Царем — новым и вечным, Который
есть Христос. Ибо и Самуил, заступивший в своем служении
Богу на место отвергнутого священника Илия, отправ­
лявший в одно и тоже время обязанности священника и
судьи, и Давид, по отвержении Саула утвердившийся на
царстве, служили образом того, о чем я говорю. И сама
мать Самуила, бывшая сперва бесплодной, а потом ро­
дившая, пророчествует именно об этом, когда в восторге
изливает Богу свою благодарность, посвящая Ему этого
рожденного ею и отнятого от груди отрока с тем же
180