Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
а не говорил о ней, отчего еще сильнее воспламеняется
твоя страсть"*. А что писатели употребляли и слово
"радость" в дурную сторону, доказательством тому служит
вышеприведенный стих Вергилия, в котором в самом
сжатом виде перечислены четыре душевные волнения:
Отсюда и страхи у них, и желанья, страданья и
радость.
Тот же автор в другом месте говорит: "Злая радость
души"**.
Таким образом, хотят, остерегаются, радуются и добрые
и дурные, или, говоря другими словами то же самое, и
добрые и дурные желают, боятся и веселятся; но добрые

добрым образом, а дурные — дурным, смотря по тому,
добрая или злая у людей воля. Да и само слово "печаль",
в замен которого в душе мудрого стоики ничего не смогли
придумать, нередко употребляется в хорошем смысле, осо­
бенно у наших писателей. Апостол, например, хвалит
Коринфян за то, что они опечалились "ради Бога" (II
Кор. VII, 9). Но, может быть, кто-нибудь скажет, что
апостол доволен ими за то, что печалью они выражали
свое раскаяние, а такого рода печалью может быть печаль
только согрешивших. Действительно, апостол говорит так:
"Посему, если я опечалил вас посланием, не жалею, хотя
и пожалел было; ибо вижу, что послание то опечалило
вас, впрочем, на время. Теперь я радуюсь не потому, что
вы опечалились, но что вы опечалились к покаянию; ибо
опечалились ради Бога, так что нисколько не понесли от
нас вреда. Ибо печаль ради Бога производит неизменное
покаяние ко спасению, а печаль мирская производит
смерть. Ибо то самое, что вы опечалились ради Бога,
смотрите, какое произвело в вас усердие" (II Кор. VII, 8

II). Стоики могут, поэтому, в защиту своего мнения
ответить, что печаль представляется полезною для раска­
яния во грехах, но в душе мудрого ее не может быть
* Andr. act. II, sc. I.
** Virg. Aencid. VI, v. 27X, 279.
18