Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь:
вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их
напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом"
(Иерем. XXXI, 31 — 33), — там, без всякого сомнения,
* изрекается пророчество о небесном Иерусалиме, достояние
которого есть сам Бог и для которого владеть Им и
находиться во власти Его есть самое высшее и самое
полное благо.
К тому же и к другому Иерусалиму относится то, что
он называет градом Божиим, что пророчествуются об
имеющем в нем быть доме Божием, и пророчество это
представляется исполнившимся, когда царь Соломон пос­
троил свой знаменитый храм. Это и в земном Иерусалиме,
по свидетельству истории, имело место, и служило образом
Иерусалима небесного. Этот род пророчеств, представля­
ющий собою как бы соединение двух других, имеет большое
значение в древних канонических книгах, содержащих
повествование о событиях исторических, и для умов,
исследующих священные Писания, служил и служит силь­
ным побуждением к тому, чтобы исторически предсказанное
в Писании и исполнившееся на семени Авраамовом по
плоти объяснить аллегорически как долженствующее испол­
ниться и на семени Авраамовом по вере; и это — до
такой степени, что некоторым казалось, будто в этих
книгах нет ничего предсказанного и совершавшегося, или
совершавшегося, хотя и не предсказанного, что не давало
бы основания применить нечто в образном смысле к
вышнему Божию граду и его странствующим в этой жизни
сынам.
Но если это так, то изречения пророков, или, вернее,
изречения всех тех Писаний, которые разумеются под
именем Ветхого завета, будут только двух, а не трех родов.
В таком случае в нем не будет ничего, относящегося
только к Иерусалиму земному, если все, что о нем или
по поводу его говорится и выполняется, означает нечто,
относящееся в качестве аллегорического прообраза и к
Иерусалиму небесному; а будет только два рода изрече­
ний: один — относящийся к Иерусалиму свободному,
другой — к обоим вместе. На мой же взгляд, как сильно
179