Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
заслуживает похвалы, но даже достоин отвращения. Пред­
ставим себе, что оба они — добрые люди: и в таком
случае, несомненно, будет лучшим состоящий в супружес­
тве, но вернейший и послушнейший Богу, чем менее
послушный и верный, хотя и воздерживающийся. Разуме­
ется, если все прочее у них равно, то кто усомнится
воздерживающегося предпочесть находящемуся в брачном
состоянии?
Глава XXXVII
Итак, два сына Исаака, Исав и Иаков, растут одинаково.
Первородство старшего переходит к меньшему по добро­
вольному между ними условию и согласию: потому что
старшему слишком захотелось чечевицы, которую готовил
в пищу младший, и за нее он с клятвою продал брату
свое первородство. Это дает нам урок, что не род пищи
ставится в вину, а неумеренная жадность. Между тем,
состарился Исаак, и глаза его от глубокой старости теряют
зрение. Хочет он благословить своего старшего сына, и
по неведению, вместо старшего, который был косматым,
благословляет меньшего, который подставляет себя под
отцовские руки, обложившись козьими шкурками, как бы
взяв на себя чужие грехи. Чтобы это лукавство Иакова
мы не сочли за коварное лукавство, а видели в нем
глубокий таинственный смысл, Писание сказало перед тем:
"Стал Исав человеком, искусным в звероловстве, человеком
полей; а Иаков человеком кротким, живущим в шатрах"
(Быт. XXV, 27). Некоторые из наших перевели это —
"человеком нелукавым". Но перевести ли то, что по-гре­
чески называется anXaoxoQ, словами "прямодушный"*, или
"нелукавый", или "бесхитростный", — во всяком случае,
что это за лукавство при получении благословения, в
котором нет лукавства? Что это за прямодушное лукавство,
что это за хитрость бесхитростного, как не глубокое
таинство истины?
* У Аигустина написано: "А Иаков человеком прямодушным,
живущим is шатрах" .
163