Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/151"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
вины; не он в этом случае нарушил завет Божий, а
родители, которые не позаботились обрезать его. Остается
думать, что и младенцы не своим личным образом жизни,
а по общему происхождению человеческого рода нарушили
завет Божий в том одном человеке, в котором все согрешили
(Рим. V, 12). Действительно, кроме известных двух великих
заветов, Ветхого и Нового, упоминается много других
заветов Божиих. Каждый может убедиться в этом, прочитав
Писания. Первый же завет, заключенный с первым чело­
веком, без сомнения, следующий: "В день, в который ты
вкусишь от него, смертию умрешь" (Быт. II, 17). Если
впоследствии был дан и более ясный закон, и апостол
говорит: "Где нет закона, нет и преступления" (Рим. IV,
15), то каким все же образом было бы верно то, что
читается в псалме: "Как изгарь, отметаешь Ты всех не­
честивых земли" (Пс. CXVIII, 119), если бы не все,
совершившие какой-либо грех, не были бы виновны в
нарушении какого-либо закона? Поэтому, если даже мла­
денцы, как утверждает истинная вера, рождаются с грехом
не личным, а первородным, и мы признаем, что и им
необходима благодать отпущения грехов, то поскольку они
грешники, постольку признаются и нарушителями того
закона, который дан был в раю; так что и то и другое
из написанного и приведенного выше оказывается верным.
Следовательно, если обрезание было знаком возро­
ждения; и младенца, по причине первородного греха, не
напрасно губит рождение, если не спасает возрождение:
то вышеприведенные божественные слова следует понимать
так, как бы ими говорилось: "Кто не будет возрожден,
погибнет та душа от народа своего; потому что нарушил
завет Мой, когда вместе со всеми согрешил в Адаме".
Если бы Господь сказал: "Нарушил этот завет Мой", тогда
было бы необходимо разуметь, что говорится об обрезании.
Но так как Он не сказал, какой именно завет нарушил
младенец, то этим дается понять, что это сказано о том
завете, нарушение которого может относиться и к младенцу.
Если же кто-либо будет настаивать, что это сказано именно
об обрезании: что младенец нарушил только относительно
его завет Божий, потому что не обрезан: то пусть он
151