Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
повелевает обрезывать всех, не только сынов, а и рабов,
домочадцев и купленных, то этим показывается, что бла­
годать относится ко всем. Ибо что другое значит обрезание,
как не возобновление, по отложении ветхости, природы?
И что иное обозначает восьмой день, как не Христа,
Который по истечении седьмицы, т. е . * после субботы,
воскрес? Изменяются даже имена родителей; все носит
печать новизны, и заветом Ветхим осеняется Новый. Ибо
что называется заветом Ветхим, как не прикровение Нового,
и что — Новым, как не откровение Ветхого? Смех Авраама

восторг радости, а не насмешка неверия. Также и слова
его в мысли своей: "Неужели от столетнего будет сын?
и Сарра, девяностолетняя, неужели родит?", — слова не
сомневающегося, а удивляющегося.
Если же сказанное: "И дам тебе и потомкам твоим
после тебя землю, по которой ты странствуешь, всю землю
Ханаанскую, во владение вечное", возбудит в ком-нибудь
недоумение относительно того, каким образом это испол­
нилось или должно исполниться, когда никакой народ не
может иметь вечного обладания землею, то такой пусть
знает, что наши перевели словом aeternum (вечное) то,
что греки выражают словом aicoviov, (хотя мы и) переводим
aicov как saeculum (век). Но латиняне не решились перевести
это (aicoviov) словом saeculare, чтобы не придать месту
совершенно иного смысла. Ибо этим словом называется
многое такое из совершающегося в этом мире (saeculo),
что имеет весьма короткий срок существования; между
тем как то, что называется aicoviov, или не имеет конца,
или оканчивается с концом этого века (мира).
Глава XXVII
Может также возникнуть недоумение относительно того,
как нужно понимать сказанное в этом месте: "Необрезан-
ный же мужеского пола, который не обрежет крайней
плоти своей, истребится душа та из народа своего; ибо
он нарушил завет Мой". Со стороны младенца, душа
которого обрекается на погибель, в этом нет никакой
150