Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
то, что прибавляется: "Когда зашло солнце, и наступила
тьма, вот, дым как бы из печи и пламя огня прошли
между рассеченными животными", — то уже означает,
что в конце века для плотских будет суд огненный.
Подобно тому, как угнетение града Божия, какого прежде
никогда не бывало и какое ожидается во время антихриста,
обозначается страхом Авраама при заходе солнца, т. е.
при приближении конца века, — огонь после захода
солнца, т. е . в сам момент конца мира, означает день
суда, разделяющий плотских для спасения через огонь и
для осуждения в огонь. Завещанный же затем Аврааму
завет приводит в известность собственно землю Ханаанскую
и пересчитывает в ней одиннадцать народов, от реки
Египетской до великой реки Евфрата. Это не от великой
Египетской реки, Нила, а от малой, которая разделяет
Египет и Палестину в том месте, где находится город
Ринокорура.
Глава XXV
Затем следуют уже времена сыновей Авраама: одного
от Агари, рабыни, другого от Сарры, о которых мы сказали
уже в предыдущей книге. Притом, что касается самого
факта, упомянутую наложницу никоим образом нельзя
вменять Аврааму в преступление. Он употребил ее, чтобы
произвести потомство, а не для удовлетворения похоти.
При этом он не нарушал верности супруге, а повиновался
ей: она думала, что найдет утешение в своем неплодии,
когда плодовитое чрево рабыни обратит в свое собственное
если не естественным порядком, что было невозможно,
то, по крайней мере, актом своей воли; и тем правом
жены, о котором говорит апостол: "Равно и муж не властен
над своим телом, но жена" (I Кор. VII, 4), воспользуется
для рождения из другой, если не могла воспользоваться
для рождения из самой себя. Ни похоти сладострастия,
ни гнусного распутства здесь нет. Жена дает мужу рабыню
для произведения потомства, муж ради потомства при­
нимает ее. И тот, и другая думают не о преступной
похоти, а о естественном плоде. Когда потом беременная
147