Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
ее: ибо Я тебе дам ее" (Быт. XIII, 14 — 17). Заключается
ли в этом обетовании и то, по которому Авраам сделался
отцом всех народов — не совсем ясно. Можно подумать,
что к этому обетованию относится выражение: "И сделаю
потомство твое, как песок земный"; потому что выражение
это представляет собою то, что греки называют гиперболой,
и во всяком случае есть выражение образное, а не прямое.
Как пользуется обыкновенно этим способом выражения,
равно как и другими тропами, Писание, известно всякому,
кто изучил его. Такой троп, т. е . способ выражения, бывает
тогда, когда то, что в нем говорится, значительно пре­
восходит то, что речью обозначается. Кто, например, не
видит, что число песка несравненно больше, чем возможное
число всех людей, от самого Адама и до конца века?
Насколько же оно более семени Авраамова, и не только
того, которое принадлежит к народу Израильскому, но и
того, которое, вследствие подражания его вере, выделяется
и будет выделяться из всех народов по всему свету?
Такое живущее верой потомство, конечно, невелико по
сравнению с множеством нечестивых; но и эти малые
составляют бесчисленное множество, которое гиперболи­
чески сравнивается с песком земным. Разумеется, что
обещанное Аврааму множество неисчислимо не для Бога,
а для людей: Бог исчислил и песок земной. Поэтому-то,
так как сообразнее сравнивать с множеством песка не
один народ Израильский, а все потомство Авраамово,
когда обетование к тому же говорит о множестве сынов
не по плоти, а по духу, в этом месте можно разуметь
обетование о том и другом. Но мы сказали, что оно здесь
еще выражено неясно, потому что произошедший по плоти
от Авраама через внука его, Иакова, многочисленный
народ настолько размножился, что наполнил собою почти
все страны мира. Гиперболически и он один может срав­
ниваться с песком земным; ибо и он один неисчислим
для человека. Относительно же упомянутой в обетовании
лишь одной земли, которая названа Ханааном, ни у кого,
конечно, не должно возникать сомнений. Только выра­
жение: "Тебе дам Я и потомству твоему навеки", может
вызвать у некоторых недоумение, если это "навеки" они
141