Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
caritatem). To, что слово "любовь" употребляется в хорошем
смысле, мы уже показали. А чтобы кто-нибудь не подумал,
что хотя слово "любовь" и может пониматься как в
добрую, так и в дурную сторону, но слово "расположение"
должно пониматься только в добром смысле, — тот пусть
обратит внимание на выражение в псалме ^Любящего (qui
antem diligit) насилие ненавидит душа Его" (Пс. X, 5); и
на известное выражение апостола Иоанна: "Кто любит
(dilexerit) мир, в том нет любви (dilectio) Отчей" (I Иоан.
II, 15). Вот в одном и том же месте указание и на добрую,
и на дурную сторону. А чтобы кто-нибудь не докучал
требованиями доказательства того, что и слово "любовь"
употребляется в дурном смысле (на употребление в хорошем
смысле мы уже указали), тот пусть прочитает слова Пи­
сания: "Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы (se
ipsos amantes, amatores pecuniae)" (II Тим. Ill, 2). Итак,
благая воля есть любовь добрая, а воля превратная —
любовь дурная. Любовь, домогающаяся обладать предметом
любви, есть страстное желание; та же самая любовь,
обладающая и пользующаяся этим своим предметом, есть
радость; но убегающая того, что ей противоречит, есть
страх; а чувствующая, если ей случится противное, есть
скорбь. Все это есть дурное, если любовь дурна; все это
благо, если она блага.
Докажем сказанное нами на примерах из Писания.
Апостол возжелал "разрешиться и быть со Христом" (Фи­
лип. I, 23). Еще: "Истомилась душа моя желанием судов
Твоих во всякое время" (Пс. CXVIII, 20), или, если
употребить выражение более подходящее: "Возлюбила душа
моя вожделеть судов Твоих".
И еще: "Вожделение к
премудрости возводит к Царству" (Прем. VI, 20). Вошло,
однако же, в обычай, что если употребляется слово "страст­
ное желание" или "вожделение" (cupiditas vel concupiscentia)
и не указывается предмет его, то оно может пониматься
только в дурную сторону. Употребляются в хорошем смысле
и слова "веселье" и "радость": "Веселитесь о Господе и
радуйтесь, праведные" (Пс. XXXI, И). Еще: "Ты исполнил
сердце мое веселием" (Пс. IV, 8). И еще: "Полнота
радостей пред лицем Твоим" (Пс. XV, 11). Слово "страх"
14