Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
как вечный закон при дворе Царя небесного. Движение
же это, которым приходят неудаляющиеся, устойчиво.
И говорит Бог с ангелами не так, как говорим мы
между собою или как мы говорим к Богу, к ангелам или
как даже ангелы с нами, или Бог через них к нам; но
говорит Своим неизреченным образом, а для нас это
обозначается на наш манер. Ибо речь Божия возвышеннее
действия Божия: она есть неизменяемая причина самого
действия, не выражающаяся в преходящем звуке, но пред­
ставляющая собою силу вечно пребывающую, временно
же действующую. Этою речью говорит Бог ангелам святым,
созданным далеко не так, как мы. Когда же и мы
улавливаем нечто из такой речи своим внутренним слухом,
приближаемся к ангелам и мы. Но в настоящем сочинении
я не ставил своею задачей войти в подробное рассмотрение
родов речи Божией (ибо неизменяемая Истина говорит
умам разумной твари или непосредственно неизреченным
образом, или посредством изменяемой твари: то духовными
образами нашему духу, то телесными звуками чувству
телесному).
Выражение же: "И не отстанут они от того, что задумали
делать", имеет, конечно, смысл не утвердительный, а как
бы вопросительный, какой употребляется обыкновенно при
угрозах, подобно тому, как некто говорит:
Не выступят, вооружившись, они всем городом в
погоню*?
Понимать, следовательно, нужно так, как если бы было
сказано: "Разве не отстанут они от того, что задумали
делать?" Только если бы так было сказано, не выражалось
бы угрозы. Говоря "разве не", мы прибавляем "разве" для
менее понятливых; потому что интонацию голоса того,
кто это произносит, изобразить на письме не можем.
Итак, от упомянутых трех человек, сыновей Ноя, полу­
чили начало рассеянные по странам земли семьдесят три,
или, вернее (как уяснится это впоследствии), семьдесят
* Virg. Aeneid. IV, v. 592.
120