Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/105"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
воздух на ней не настолько густ, чтобы могли появляться
ветры, облака и дожди. Но они упускают из виду, что
может же быть там земля, самая тяжелая из всех стихий.
Разве будут они отрицать, что вершина горы состоит из
земли? На каком же основании они утверждают, что земля
могла подняться в эти небесные пространства, а вода —
не могла, когда эти же самые мерятели и взвешиватели
стихий говорят, что вода и выше и легче земли? Какую
могут привести они разумную причину, по которой бы
земля, более тяжелая и низменная, могла занимать тихие
пространства неба в течение стольких лет, а воде, более
легкой и высокой, нельзя было сделать этого даже на
короткое время?
Говорят также, что ковчег такой величины не мог
вместить так много родов животных обоего пола, и притом
нечистых по две пары, а чистых — по семь (Быт. VII,
2). На мой взгляд, говорящие так принимают в расчет
только его триста локтей в длину и пятьдесят в ширину;
но не принимают в соображение, что столько же локтей
было в верхнем ряду и столько же в еще высшем, и что
поэтому локти эти, взятые три раза, составят девятьсот и
сто пятьдесят. А если представить себе, как весьма удачно
заметил Ориген*, что Моисей, т. е . человек Божий, ко­
торый, по словам Писания, "научен был всей мудрости"
египтян (Деян. VII, 22), любивших геометрию, мог пока­
зывать размеры в геометрических локтях, которые, как
утверждают, были в шесть раз больше наших, то кто не
увидит, какое множество вещей могло вместиться в таком
обширном пространстве? Те же, которые утверждают, будто
ковчег такой огромной величины не мог быть построен,
клевещут самым нелепым образом, ибо им хорошо известно,
что построены были огромнейшие города, и не обращают
внимания на те сто лет, в течение которых строился этот
ковчег. Если камень может пристать к камню, будучи
соединен одной известью, так что из множества тысяч их
образуется городская стена, то почему бы дерево не могло
быть соединено с деревом при помощи лап, шипов, гвоздей
* Origen. Homil. II in Gen.
105