Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
и не осуждали культ той, которую почитали своим чистым
сердцем. В храме открыто преподавалось то, что в домах
совершалось тайно, приводя в крайнее смущение тем, что
людям было запрещено явно удовлетворять свои бесстыдные
желания, которым они должны были с благоговением
учиться у богов, причем они знали, что боги разгневаются,
если все это не будет выставлено напоказ. Какой иной
дух, как не самый нечистый, возбуждает порочные помыс-
лы, подстрекает к прелюбодеяниям и находит удовольствие
в подобных религиозных установлениях, водружая в храмах
образы демонов, в играх же выводя образы пороков?
Втайне он нашептывает о справедливости, чтобы обольстить
немногих добрых, а открыто расставляет силки распутства,
чтобы держать в своей власти многих дурных.
Глава XXVII
Муж добрый, хотя и плохой философ, Туллий, будучи
эдилом, жаловался согражданам, что в числе других обя-
занностей он должен умилостивлять играми богиню Флору*;
а эти игры, следует заметить, совершались с чем большею
надобностью, тем и с большим бесстыдством. В другом
месте он, будучи уже консулом, говорит, что при крайне
опасных для государства обстоятельствах игры проводились
в течение десяти дней и не было забыто ничего, что
относилось к умилостивлению богов**: как-будто не полез-
нее было разозлить таких богов воздержанностью, чем
умилостивить неумеренностью; вызвать вражду благоприс-
тойностью, чем смягчить таким безобразием! Месть их
меньше повредила бы людям, чем та испорченность нра-
вов, которую вызывали и поддерживали эти игры. Чтобы
отвратить то, чем враг угрожал телам, милость богов
привлекалась такими средствами, которыми уничтожалась
добродетель в душах. Такое умилостивление подобных
божеств, полное необузданности, мерзостей, бесстыдства,
* Cic, in Verr. VI.
** Id., in Catil. III.