Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
вительно сражались между собою, то этим они как бы
вполне извиняли и оправдывали гражданские войны.
Но заслуживает внимания коварство и ничтожность
таких богов. Представляясь сражающимися, они делали
это лишь для того, чтобы римляне, ведя междоусобную
войну, не казались сами себе совершающими преступление.
Ибо гражданские войны тогда уже начались и произошло
уже несколько святотатственных кровопролитий в достой-
ных проклятия битвах. Многие были потрясены и ужас-
нулись, когда один воин, обирая труп убитого им врага,
обнаружил, что это был его брат, и тогда он, прокляв
гражданские войны, тут же умертвил себя. И вот, чтобы
подобное зло впредь не вызывало отвращения, а напротив
того, жажда к злодейским кровопролитиям час от часу
все сильнее разгоралась, демоны, которых они почитали
и которым поклонялись, как богам, решили явиться людям
в виде как бы сражающихся друг с другом, дабы челове-
ческое злодейство находило извинение себе в этом якобы
божественном примере. С таким же лукавством некогда
злые духи повелели ввести в состав религиозных действий
и посвятить им гнусные игры, — о чем я говорил уже
выше, — игры, в которых подобные злодеяния богов
прославлялись театральными песнями и драматическими
действиями, так что всякий, независимо от того, верил
ли он, или нет, что боги совершали подобные злодеяния,
видел, однако же, что они желали, чтобы им показывали
такие вещи и, таким образом, как бы их одобряли. А
чтобы кто-нибудь не подумал, будто поэты, упоминая о
том, что боги сражались друг с другом, скорее возводили
на них хулу, чем приписывали им нечто достойное, они
с целью обольщения подтвердили сказания, представив
глазам людей свои битвы не только на сцене, но и
самолично в открытом поле.
Мы вынуждены были указать на это, ибо их же
собственные писатели отнюдь не стеснялись говорить, что
Римская республика вследствие крайне испорченных нравов
граждан погибла еще прежде и не сохранилась до при-
шествия Господа Иисуса Христа. Эту погибель ее они не
ставят в вину своим богам, а зло преходящее, от которого
88