Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/9"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
юными душами запоминается крепче, о чем говорит и
Гораций в своем известном изречении:
Глиняный новый сосуд долго удерживать сможет
Запах налитого*,
— у этого самого Вергилия Юнона, ненавидящая троянцев,
представлена говорящею Эолу, царю ветров, следующие
слова, направленные на то, чтобы возбудить его гнев
против них:
Род мне враждебный плывет по Тирренскому морю,
Трои сыны, что везут побежденных пенатов**.
Этим ли побежденным пенатам мудрые люди должны
были вверить Рим, чтобы сделать его непобедимым? Но
Юнона-де, возразят нам, говорила это, как раздраженная
женщина, которая не знает, что говорит. А сам Эней,
названный во всех отношениях благочестивым, не расска-
зывает ли так:
Вот и Пантей Отриад, храма и Феба служитель
Тащит рукою священной богов побежденных и внука
Малого; путь потеряв, направляется к дому***?
Не богов ли, которых не сомневается назвать побеж-
денными, представляет он скорее вверенными ему, чем
себя — им, когда к нему обращаются с такою речью:
Вверяет тебе Илион и пенатов своих, и святыню****?
Итак, если Вергилий говорит, что боги таковы, что
они были побеждены, что были вверены человеку, чтобы,
как побежденные, могли каким бы то ни было образом
* Horat. Epist. lib. I. Epist. II, v. 69, 70.
** Virg. Aeneid. I, v. 67, 68.
*** Virg. Acncid. II, v. 318 — 321.
**** Ibid. v. 293.
7