Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/86"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
В самом деле, если по отношению к душевным добро-
детелям и доброй хсизни, награды за которые следует
ожидать после смерти, боги распорядились так, чтобы
народ учился скорее противоположному; если, далее, и в
отношении преходящих, временных благ они или нисколько
не вредят тем, кого ненавидят, или ниЧем не помогают
тем, кого любят, то в чем тогда смысл почитания этих
богов? Зачем обращаться к ним с таким усердием? Зачем
во время трудностей и лихолетья роптать на то, что они
удалились, и из-за этого самым недостойным образом
поносить христианство? Если же в области этих благ они
способны делать добро или зло, то почему тогда Марию,
человеку необычайно дурному, они покровительствовали,
а наидостойнейшему Регулу такового покровительства не
оказали? Или этим они хотели показать, что сами в
высшей степени несправедливы и злы? Но если допустить,
что именно вследствие этого их следует бояться и почитать,
то на проверку окажется, что и это не так. Ибо Регул
почитал их не менее, чем Марий. Но и из того, что
Марию они покровительствовали более, чем Регулу, также
не следует, что нужно предпочитать жизнь самую дурную.
Ибо Метелл, самый достохвальный из римлян, имевший
пятерых сыновей консулами, был счастлив во временных
благах; а Катилина, человек самый порочный, удрученный
бедностью и в своей злодейской войне потерпевший пора-
жение, напротив, был несчастен. Истинным же и прочным
счастьем наслаждаются добродетельные почитатели Бога,
Который один только может даровать его.
Итак, когда Римская республика погибала от развра-
щения нравов, боги не сделали ничего для их исправления
и улучшения, дабы спасти ее от гибели; напротив, они
всячески содействовали развращению и ухудшению нравов,
чтобы она погибла. Пусть же они не прикидываются
добрыми в том смысле, что якобы они удалились, оскор-
бленные порочностью граждан. Нет, они были на месте;
присутствие их вполне обнаруживается: хотя они не пришли
на помощь с наставлениями, но и не смогли скрыть себя
молчанием. Не говорю о том, как Марий был отведен в
рощу, посвященную богине Марике, и был поручен ее
84