Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XXII
Что же касается настоящего вопроса, то как бы ни
хвалили древнюю республику их авторы, все они признают,
что задолго до пришествия Христа она стала самою рас-
пущенною и развращенною; или что д&же ее не стало
вовсе, ибо она погибла от испорченных нравов. Тем более
ее боги-хранители должны бы были позаботиться о том,
чтобы дать предписания о нравах и образе жизни этому
народу, воздвигнувшему в их честь столько храмов, на-
значившему столько жрецов, приносившему столько жертв
и установившему столько празднеств и пышных игр. Но
эти демоны заботились только о себе, почитателей же
своих всячески развращали. Если же дело обстояло иначе,
то пусть объявят нам их добрые предписания, пусть прочтут
те божественные законы, которые преступили Гракхи, сея
вокруг беспорядок и произвол, которые, далее, нарушили
Марий, Цинна и Карбон, развязавшие междоусобные вой-
ны, ведшиеся с неслыханной жестокостью, которыми,
наконец, пренебрег Сулла, жизнь, деяния и нравы которого,
описанные Саллюстием и многими другими историками,
наводят на всех ужас. Кому не ясно, что республика
погибла еще в те времена?
Но, возможно, в защиту своих богов они осмелятся
сослаться на то место у Вергилия, в котором говорится,
что по причине падения нравов граждан
Храмы оставивши и алтари, удалились
Боги, которыми царство держалось*?
Но если это так, то, во-первых, нет никаких оснований
жаловаться на христианскую религию, что, дескать, боги
удалились, ибо были оскорблены ею, поскольку прогнали
их, многочисленных и мелких, как мухи, испорченные
нравы предков. Однако, тут следует спросить, где были
эти боги тогда, когда нравы еще не были испорчены, а
между тем Рим был захвачен и сожжен галлами? Или они
* Virg. Aencid. II, v. 351, 352.
82