Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/82"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
толпу, а совокупность людей, объединенных согласием в
смысле определения прав и взаимной пользы. Затем,
показав, какую пользу в состязаниях имеют определения,
он, на основе своих определений, выводит, что республика,
т. е. народное дело, существует тогда, когда управляется
справедливо, хотя формы управления могу* быть разными,
а именно: царской, аристократической или всенародной.
Если же царь несправедлив (такого царя он называет на
греческий манер "тираном"), или несправедливы вельможи
(их соглашение он называет "заговор"), или, наконец,
несправедлив сам народ (тут он не находит подобающего
названия, предлагая считать "тираном" народ), то, как
следует из предложенных ранее определений, республику
даже нельзя назвать несправедливой: она попросту исчезает.
Действительно, она уже никоим образом не может считаться
народным делом, если власть в ней злоумышленно захва-
чена тираном или заговорщиками, и если даже тираном
выступает сам народ, то и тут он перестает быть сооб-
ществом людей, объединенных согласием, т. е. он перестает
быть народом.
Итак, если республика была такой, какой ее описывает
Саллюстий, то она была уже не самой развращенной и
распущенной из всех республик, а просто не была уже
республикой. Так утверждает и сам Туллий (Цицерон),
причем уже не от лица Сципиона, а от своего собственного.
В начале пятой книги, процитировав стих Энния:
Римлян республика древними нравами держится,
Доблестью славных мужей,
он говорит: "Этот стих по своей краткости и истинности
напоминает мне изречение оракула. Ибо ни мужи, если
бы не было государства с такими нравами, ни нравы,
если бы не управляли государством такие мужи, не могли
бы ни основать, ни так долго сохранять столь обширной
и столь правосудно повелевающей республики. Итак, как
отеческие нравы рождали славных мужей, так и славные
мужи поддерживали древние нравы и установления предков.
Наш же век, унаследовав прекрасную, но несколько как
80