Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
времена которого она уже совершенно погибла. Цицерон
вводит в свои рассуждения Сципиона, того самого, который
разрушил Карфаген, вкладывая в его уста мысли о рес-
публике, в то время как Цицерону уже было очевидно,
что республика вот-вот рухнет из-за той ее порочности,
о которой говорил Саллюстий. Ибо Цицерон приступил
к своей работе тогда, когда один из Гракхов, с которого,
по Саллюстию, начались сильнейшие возмущения, был
уже убит.
В конце второй книги Сципион говорит о том, что
как при игре на различных инструментах, равно как и
при пении, должно соблюдаться определенное соотноше-
ние между высокими, средними и низкими звуками и
интервалами между ними, из чего образуется их гар-
моническое сочетание и определенный строй, так же и
из разумного сочетания разных слоев населения, их прав
и обязанностей составляется гражданское общество; и то,
что у музыкантов называется гармонией, то в государстве
— согласием, которое суть прочное и наилучшее во всякой
республике основание для благополучия и справедливости.
Затем Сципион подробно останавливается на том, сколь
полезна для государства справедливость и сколь пагубно
ее отсутствие. В это время в разговор вступает некто Фил,
требуя, чтобы была рассмотрена сама справедливость, ибо
существует мнение, что республикой нельзя управлять без
некоторой толики неправды. На это Сципион отвечает,
что ни сказанное им о республике ранее, ни то, что он
еще намеревается сказать, не имеет никакого смысла, если
не признать истинности той мысли, что хорошо управлять
республикой — значит управлять справедливо. На этом
вторая книга заканчивается, и продолжение диспута изло-
жено уже в третьей книге.
Фил берется защищать мнение сторонников неправды,
заранее предупредив, что сам это мнение не разделяет.
Его оппонентом, по просьбе собравшихся, выступает Лелий.
Когда обе стороны обстоятельно исследуют все аргументы
сторон, Сципион возвращается к своей прерванной речи,
предлагая принять то определение республики, по которому
она — народное дело. Народом же он называет не некую
79