Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
тание ложных и лживых богов и, осуждая с божественною
властью вредные и мерзкие человеческие страсти, от тле-
ющего и во зле лежащего мира мало помалу восхищает
Свою семью и создает из нее вечный и по суду истины,
а не по суетному одобрению, славнейший град?
Глава XIX
Итак, римская республика "мало помалу изменяясь, из
прекраснейшей и наилучшей стала самой развращенной и
распущенной" (это не я говорю, а гораздо раньше при-
шествия Христа говорили так их авторы, которые научили
нас тому за деньги). Так, раньше пришествия Христа,
вскоре после разрушения Карфагена "нравы предков ухуд-
шались не постепенно, как прежде, а были сокрушены
как бы какой-то лавиной: молодежь развратилась... рос-
кошью и корыстолюбием". Пусть прочтут нам предписания
против роскоши и корыстолюбия, данные римскому народу
его богами. О, если бы они только скрывали от него
требования чистоты и умеренности, но нет: они еще и
навязывали ему предписания позорные и бесчестные, со-
общая им пагубный авторитет своею мнимой божествен-
ностью! Пусть прочтут теперь наши столь многие предпи-
сания против роскоши и корыстолюбия, преподанные и
пророками, и святыми евангелиями, и деяниями апос-
тольскими, и посланиями, — предписания, которые так
чудно и так божественно гремят и раздаются повсюду, где
только собираются для этого чтения народы, и слышатся
они не как из философских пререканий, а как бы из
облаков и оракулов Божиих. И, однако же, того, что их
республика вследствие роскоши и корыстолюбия, вслед-
ствие грубых и гнусных нравов еще раньше пришествия
Христа сделалась самою развращенною и распущенною,
они не приписывают своим богам; а всякое неблагополучие
ее в настоящее время, коль скоро оно затрагивает их
гордость и изнеженность, ставят в вину христианской
религии!
76