Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
после того, как республикой вместо царей начали управлять
консулы, в Риме начались притеснения со стороны силь-
нейших, а в результате этого, распри народа с патрициями
и всевозможные волнения. Ибо, упомянув, что римский
народ в период времени между второй и последней пуни-
ческими войнами отличался превосходными нравами и
величайшим согласием, и сказав, что причиною этого была
не любовь к правде, а страх, который порождало сознание
ненадежности мира при существовании Карфагена (почему
Сципион, заботясь об устранении распущенности и сох-
ранении этих превосходных нравов, и не хотел разрушать
Карфаген, дабы пороки обуздывались страхом), Саллюстий
продолжает так: "Но после разрушения Карфагена уси-
лились раздоры, возросло корыстолюбие, честолюбие и
другие виды зла, являющиеся обыкновенно среди благо-
получия". Этим он дает понять, что все это имело место
и прежде.
Далее, поясняя, почему он так сказал, Саллюстий
говорит: "Ибо уже с самого начала явились обиды со
стороны сильнейших и, вследствие того, раздоры плебеев
с патрициями и другие домашние несогласия; справед-
ливость и беспристрастность соблюдались лишь дотоле,
пока, по изгнании царей, боялись Тарквиния, и пока не
окончилась жестокая война с Этрурией". Заметь, что и за
тот короткий промежуток времени, когда, по изгнании
царей, соблюдались справедливость и беспристрастность,
причиной этого, по словам Саллюстия, был страх: потому
что римляне боялись войны, которую изгнанный из го-
сударства и лишенный престола Тарквиний вел против
них в союзе с этрусками. Теперь послушай, что говорит
Саллюстий далее: "Потом патриции начали порабощать
народ, распоряжаться его жизнью и добром с поистине
царской властью, лишать его полей и управлять государ-
ством одни, с устранением от участия в том остальных.
Выведенные из терпения этими жестокостями и особенно
долгами, когда беспрерывные войны требовали и податей,
и отправления военной службы, вооруженный народ уда-
лился на священный авентинский холм и там выбрал себе
народных трибунов и учредил другие права. Конец этим
74