Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
или, что было бы еще хуже, тем, которых считают добрыми,
если игры любят только лишь эти последние.
Глава XII
Между тем римляне, — чем в том же сочинении о
республике так гордится Сципион, — не желали, чтобы
их жизнь и доброе имя подвергались порицанию и оскор-
блению со стороны поэтов, постановив законом подвергать
уголовному наказанию того, кто осмелился бы сочинять
стихи подобного содержания. Этим постановлением они
выразили довольно уважительное мнение о самих себе, но
по отношению к их богам оно высокомерно и неблаго-
честиво. Если они знали, что боги принимают оскорбления
и злословия со стороны поэтов не только терпеливо, но
и охотно, то, значит, они считали себя менее заслу-
живающими этих оскорблений, чем богов, и себя оградили
от них законом, а оскорблениям богов дали место на
священных празднествах. Неужели, Сципион, ты хвалишь
римлян за то, что они воспретили поэтам свободу поражать
насмешкой кого-либо из граждан, когда видишь, что с их
стороны не было пощады никому из ваших богов? Неужели,
по твоему мнению, больше следует уважать вашу курию,
чем капитолий, один Рим, чем целое небо, так что граждане
твои защищены от злословия поэтов законами, а твоих
богов поэты спокойно осыпают оскорблениями: и ни один
сенатор, ни один цензор, ни один сановник, ни один
понтифик не воспрещает им этого! Плавту или Невию
злословить Публия и Гнея Сципиона, или Цецилию —
Марка Катона было неприлично, а вашему Теренцию
подстрекать юношей к распутству описанием злодеяний
всеблагого и верховного Юпитера — прилично?
Глава XIII
Но, будь Сципион жив, он, возможно, возразил бы
мне так: "Каким образом мы стали бы преследовать
66